БИОГРАФИЯ

О ХУДОЖНИКЕ - ЕГО СОВРЕМЕННИКИ

АЛЕКСАНДР АЛЬТШУЛЕР
ЛЕОНИД АРОНЗОН
ВАЛЕРИЙ КУЛАКОВ
РОСТИСЛАВ КЛИМОВ
ГЕННАДИЙ ПРИХОДЬКО
ВЛАДИМИР РОХМИСТРОВ
ЕВГЕНИЯ СОРОКИНА

ЗАПИСИ

ЗАПИСИ 1961 - 1969
ЗАПИСИ 1979 - 1980-х
ИЗ БЕСЕД. 1970 - 1985 (дневник Е.Сорокиной)

ВЫСТАВКИ

ВЫСТАВКИ
ПЕРВАЯ ПЕРСОНАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА
ОТЗЫВЫ ЗРИТЕЛЕЙ
ПУТЬ ХУДОЖНИКА
ПАМЯТНЫЕ АДРЕСА
КНИЖНАЯ ПОЛКА
КИНОЗАЛ
ФОТОГАЛЕРЕЯ
ПАМЯТИ К. КУЗЬМИНСКОГО
 
 

Найдите нас на facebook

Михнов-Войтенко
Евгений
   

 

Е. Михнов-Войтенко.
Записи /1979 - 1980/

 

Восприятие ... всегда сначала работа, а потом уже радость и "польза".

Для истинной жизни недостаточно однажды родиться,  нужно ещё  чуть не каждый день  возрождаться,  и матерью служит уже вся земля, все предки и все современные нам люди. 

Человек - носитель многих знаний различных,  но не знания сути своей...

Многое есть, что ни хорошо, ни плохо - не подлежит двоичной системе или (принадлежит)  уж слишком  непостижимой... (О веке)

Закон сохранения странности.

Закон сохранения случайности.

Необходимая случайность.

Часть может быть равна целому (см. теория множеств бесконечных).

Неожиданное наиболее вероятно.   

Когда я жду - кого-либо или чего-либо - я начинаю  чувствовать своё бессмертие.

Живопись - совсем  непроста и ... в общем-то  неведома; именно поэтому  я и чувствую  необходимость подходить к ней просто, прямо  и открыто, (и честно - доб. позднее), именно подход наиболее ценен и имеет наивысшее значение - это мой путь. Порыв. Прорыв.

 

Нельзя лишать человека главного, необходимого - открывать всё самому, этой радости  открытия, особой радости быть первооткрывателем всего... О! да, всего,  всего - его собственного его.

Эта предварительная  информация, эта ориентировка на что-то. Нет, нет. Зачем унижать и обворовывать человека.  

Жизнь как удивление...

Предпочёл бы интервью наоборот...

 

"Уходить далеко, оставаясь здесь".  "Слушая пульс, смотреть на звёзды".

"Вкушать миры, поставя точку".  "Невероятная вероятность".

"Абсурд - парадокс - акт". "Процесс в процессе". /названия работ - Е.С./

Кто занят существованием, а кто Бытием, и отсюда всякое.

Случай - не выражение нашего незнания, а способ-метод проявления нашего знания.

Кантаты Баха - "Уж слишком низко мы упали", "Восстаньте", "Бодрствуйте", "Утешьтесь", "Уж время", "О, вечность, ужасное слово", "Иду и страстно ищу".

 

Всегда имеется нечто (в тенденции ли, в потенции или тяготении), что за этим "последует",  всё это свидетельства не "несовершенства", а скорее жизни - широко  Бытия всего во всём.  И ничего нового в этом смысле не происходит.

И нет в мире совершенных и совершённых явлений, есть цепь связей, не "причинно-следственной" (эта одна из многих), а иных. Это, по сути дела, та стена для науки и та "трансцендентальность" и "осознаваемые" в творческом процессе мука и счастье, которое я и называю "процессом".

Иначе я и не чувствую и не  мыслю и не могу представить ни себе, ни во всём ничего иного, как взаимопроникновения,  взаимозависимости и "случая" как "необходимости"  в живом тв. процессе,  который уже через созданное творцом может восприниматься другими как именно то, что является зафиксированным и дискретным явлением самом в себе и в то же время как бы тяготеющее или несущее в себе нечто за ним следующее уже далее и далее. 

Ну, хотя бы в факте диалога картина-зритель; если он происходит, то это и значит, что "дискретное замкнутое в самом себе совершенное произведение" продолжается за пределы свои, и, по сути дела, непредсказуемо содержание его (или содержащееся в нём), через зрящего оно идёт дальше, разветвляется и разветвляется и что-то возникает от него  вновь, как и оно "само в себе".

И, конечно, есть почему предаваться и отчаянию и радости и прочему. И горе-горькое, когда нарушается этот органичный, т. е. полнокровно-полноценный акт "процесса" во всём высшем значении этого.

Всё это, когда я вспоминаю о "Чёрном квадрате" Малевича и о том, что последовало (и есть) за этим фактом у Малевича.

Как по-разному и разное  можно вывести и заключить в понимании своём  живописи, если достаточно серьёзно воспринять этот, бывший в истории живописи, случай.

/23?.12.1979/

 И мечутся слепые,

мнящие себя зрячими

тени, а не Дни наши!

тени чуждого, 

Тайне нашей!

Ибо душа наша

ничтожится

в каждодневности нашей

и немеет она

и безучастна в себе

и пребывают перлы её 

в небрежении нашем

и черствеет она

в слепоте нашей

и упорствуем мы

в суете своей

и не узрев нелепости сего

каждый носит

забвение себя в сердце своём

и, не ведая, ропщет

и на себя даже,

и на другого

ожесточаясь,

и не зрим того,

что перед нами  и 

что являет собою

нам же:

вы не те!

не такие!

не это ваше!

что бережете в себе и на себе?

и не свет то,   что отбрасывает безликие

тени ваши

на пути вашем.

В себе носите свет свой!

Но нистекают они,  как слепые у Брейгеля,

привычно цепляясь

друг за дружку,

и влекутся они

по чужой земле

и чужие друг другу они - и ожесточаются в себе.

И гаснет День и Дорога вся!   И жалко их!

 

И бывает со мной, то же,  что и со всеми! 

 

дополнено позже: ТАК очнулось во мне и ещё раз заполнилось скорбию  утро моё и дни мои: НЕЛЕПОСТЬ ЗАБВЕНИЯ В СЕБЕ САМИХ СЕБЯ, своих же таинств и взаимосвязей их,  чего-то дорогого,  посторонним (не соучастным) неведомого НЕЧТО, его отзвуков, зеркальных, негативных и особых, кои уже на другом уровне, всеобъемлюще и  всеобще!

Имеют место быть такие состояния и встречи, неведомые, с одной стороны, но где-то уже издавна и подспудно они тлеют в нас, покуда неожиданный порыв, исходящий от встречи - случая, не обнажит и яростно не пробудит в нас, словно ожог, это, нечуемое доселе, пламя!  Эти ожоги - поцелуи! Это пламя блаженно!

Всё будто по мановению и осветится, и освятится  единым, объемлющим насквозь неколебимым ДА!

Оно и есть бытие наше и суть его.  В нём и Тайна наша, и боль наша

22 декабря 79, 7 часов поутру.   

 

ЛА  /Леониду Аронзону/

И неожиданно нахлынуло ветхозаветное толстословие генеалогий - кто родил кого.

Он же один вместил в себя и пронёс неузнанный и унёс с собой все одиночества  всех поэтов. "...Какое небо!  свет какой!"  утро. 12/I 80

Так должно быть. Забытый обряд. Попутные мелодии. Органист в затруднении. Голоса прошлого. Чурова долина. Одиссея одного дня (часа). Рассвет среди бела дня.  Лужайка утра. Земля и небо.  Или Неожиданная встреча. Золотая прялка.

/названия работ - Е.С./

"Эта тема требует от исследователя аналитического ума ученого, эстетического восприятия  художника и образного языка поэта".  д-р Майкельсон

Сущности не следует умножать без необходимости -  принцип "бритвы Оккама".

Откуда я знаю, что я думаю? Вот скажу -  тогда узнаю!   /6.2.1980г./

 /позже исправлено: вот сделаю - тогда узнаю!/

Концепции именно тем и хороши,  что они  рушатся!  М-В 80/II   

/добавлено позже: Разбегаются. Если они действительно хороши, тогда можно ждать урожая./

Гуманизм самого  живописного языка.

"Отсутствие вкуса ведет к преступлению",  говорят французы.

О вкусах не спорят. Спорят об оценках, о ценностях.

Число "сцеплений" в картин бесконечно!

"Порою я как дерево ". (Рильке)

Мобилизует на переход с одного уровня восприятия на другие и т.д.

В греч. театре кровопролитие скрывалось от зрителя, чтоб не оскорблять его вкуса!

КАРТИНА - длительное колебание между: плоскостью - пространством целым и частью  (взаимозаменяемость света и цвета, объёма и плоскости,  совокупности ритмов и паузы,  хаоса невиденья  и гармонии видения. Метафоры и конкретности.  Данности и масштаба. Диалога и созерцания. Волевого усилия и катарсиса,  Бытия - небытия,  Соразмерности "СЯ"  с бесконечностью,  смыслом и откровением и т.д.) 

Отстранённого виденья  и соучастия в творч. процессе, стена безразличия и радость первооткрывателя.

Всё на сугубо  индивидуальном и временном уровне.

И в этом - длительном - процессе  откровение в себе сопричастность во всеобщем.

Это тайная дружба это "Рукопожатие" Г.  Мелвилла. 

Не каждому дано осознать всё это, но каждый  носит в своей душе струны неведомые,

и не запоют они, пока не натянут их сами смотрящие, чтобы стать зрящими и поэтами, чтобы видели, как совершается "чудо живописи", как рождается "картина" из, казалось бы, ничего.

Чтобы не забывать, что он находится перед картиной, а не иллюзией действительной  предметности. Что он свидетель - зритель и соучастник особого бытия!

Не отражающего видимое окрест, но пребывающего в пути, в творении!

И что только  живописи  доступны  подобные константы бытия, пребывающего и в процессе ("она" - я - они - мы - там - везде - всегда), и в покое  одновременно.

Всё может вот-вот произойти состояться, состоявшееся в каждом моменте, может  распасться, но ... не распадается!  И мы обладаем нами!

Всё держится - находится  на плоскости "листа".

Белое. Белая бумага. Белая плоскость.  Бесконечность - и конец, и начало в  живописи.

Белая бумага, "ватман", "торшон", "меловая" и т. д. - это безумно красивые вещи и одновременно "потенции" для худ.  воображения и, и  притягательные бездны.

Где пути в "белизне" этой? где указатели? где ориентиры?  Бело.

Поставить незримую точку на ней?  где? С чего начать? а далее...?

Почувствовать и холод, и притягательность одновременно!

Что осилит?  Момент самосохранения или жажда?

Что из этого более составляет твою жизнь?

/добавлено позже: Или жаждать и есть - самосохранение?/ 

Зачеркнуть чужие, старые, отжившие "мифы"?

Или оставить "миф"??  Ни чужой, ни старый.

Просто "миф" без принадлежности "давно-потом".

На небесах и в преисподней.

Мы-то как раз посередине,

наш "миф" это - мы, но в нас больше прошлого,

/добавлено: и ещё больше неведомого!/

 и именно благодаря этому и есть "МЫ" ... 

Кто это "есть мы"?!  и что это такое "Я"?

- перипетии?! 

Пластическая медитация.   /февраль  1980г./

 

Подразумевая,  в диалоге со зрителем - читателем "лучшие"  струны его,  обратить внимание на то, как и к чему  обращён автор в человеке.  

Впрочем, это всегда ясно при непосредственном общении..., но авторы люди всего лишь. Какое там "непосредствие". Какое там общение. И вновь: "Скакалочка", "мячики", "романчики", "картиночки", "симфонии", -  сюжетики. А сам - сами-то (?!) Процесс альтернативен, кто пойдет на такое?  не согрешив, не слицемерив  и т.д.?

"Смотри в корень"! Посему: результат один из тех гуглов и он тоже на пороге.  

Общения не бывает, коли что угодно присутствует, кроме  главного - необходимости и "жажды"... " Умираю от жажды, лежу у ручья" (Спросить парадоксы Вийона.)

А что взять за исходные "Скрижали" и что берётся обычно,

и "Где взор в протянутой руке" (М-В), что властно ищет, сознавая всю хрупкость и эфемерность возникающего общения?!

Где чуткость, насторожённость, открытость, восторг надежды при встрече?

Как сохранить её - такой же, но длительно,  чтобы иметь возможность "побытьв ней.

И что это (такое) - ВСТРЕЧА - надежда!!   На что надежда?

Вероятно, всегда, в начале и в конце,  в середине и окрест неё: ОЖИДАНИЕ ВСТРЕЧИ.

Неосуществлённая реальность постоянно жива в человеке  и движет существованием,

это же: "надежда на встречу"!

 

Без опоры - значит  "Безотносительность".

Нечто дается не через что-то вовне, но, напротив, несёт "это нечто" в самом себе, в своей структуре, материале и непременно в плоскости - характере (особенности)  поверхности. Как достигается эта одновременно-мгновенная многослойность при самозабвенном сохранении плоскости?!!

/март 1980г.

Потому что нечто сформулированное не способно - не гибко - менять свои очертания  без изменения "самости".

 

Некий постулат -  скрижали, то есть,  основы для собственного бытия  не могут быть  сформулированы,  они в процессе, но неизменны  до поры, в самих себе до порога нарушения, т.е.  катастрофа исчезновения в своей необоснованности  или в длящейся катастрофе пребывания в своих параметрах, пусть и не сформулированных, но постоянно ощущаемых подспудно уже самим проявлением самой возможности обозрения (?) для других (точек зрения) становится оно изменённым в своём  бытии.

 

И это происходит постоянно и необратимо, остаётся в себе собою - загадкой, не подразумевающей ничего, кроме следующей загадки - на трупе предыдущей: остаётся в результате не доказуемая  очевидность, следующая за предыдущей. /март?1980г./

Искусство удивляться (изумляться).  /июнь?1980г.

Если суметь преподнести в легко усвояемом контексте живым до интимности и  непритязательным (по глубоким и соответствующим глубинам сознания), то все мои  малодоступные "сложности" покажутся самоочевидными и окажутся, в конечном  счёте, знакомыми, каковым было земное тяготение до Ньютона, впрочем, и "всякое - иное", которым до сей поры пользовались все, как само собой разумеющееся...

/июнь? 1980г./

Принцип дополнительности у Науки с Религией - искусство. (кто-то)

 

От предельно  сложного целого к частностям.

Целое - организм - удивление - факт!

частности - "разумения", размышления, медитации, анализы и прочие следствия... - кирпичики.  (амбивалентность тв. процесса - поступка).

Взаимопроницаемость... в каждом шаге, поступке в течение всего процесса.

Становление - уяснение - сомнение -  сомнение в сомнении - органика целого.

Взаимопроницаемость. Зритель выглядывает из разнообразнейших окон своего черепа.

Что за окном у него? не видно почти ничего кроме "занавесок", которыми он соизволяет  убирать их ("разукрашивать").

Взгляд каждого тянет за собой свою единственную,  принадлежащую только ему нить, составленную из ступеней, лестниц, этажей, храмин и всего пейзажа собственного  бытия.

Хорошо, если нить уходит в даль!  В ту именно даль,  коя ему неведома была  доселе.

Когда он вынужден  застревать на знакомых уже ступенях и  лестницах, хоженых и самим и другими, то это кое-кому  доставляет "радость"  узнавания знакомого уже (и на сём кончен диалог) -  другому - досаду и скуку.

Там не происходит ничего нового, там  не возникает процесс познания, удивления, приобщения, диалога - т.е. не возникает  эстетически-этический инвариант, не возникает состояния катарсиса, этого  специфического чувства наслаждения, раскрепощённого самосознания, приобщённости  себя к большому творящему  Бытию. 

/июль 1980г./

 

"У человека много друзей,  у художника ни одного больше" /8 июля/

Трагедия человека в том, что он не Бог  и в том, что он не человек.

Человек вечно творит. Бога. Творя Бога он творит Человека.

Человек творит человека. Как просто!

Проронил слово - творчество, искусство - может быть "защита" ....

Имея ввиду индивидуальный способ  создания иммунитета от чуждого бытию, от того,  что мешает, пылит, воззловонит Ему!?

Искусство - САМБО - от общих мест общества во благо общества...

Уже не просто краски, а СУБСТАНЦИИ.

О работах! название - "Комментарии к (с)выше сказанному".  7/IХ-80

"Ты равен тому,  что через тебя проходит"?

Постоянно одинок, не будучи один.

Одиночество состояние невозможное. Ты всегда в обществе не менее трёх.

Тебя всегда минимум двое, и с вами двоими минимум один враг и чужой.

Одиночество - болезненное состояние, ненарушенное.  

(О континууме "единства множеств"?)

Человеку всегда чего-либо не хватает и он чувствует что? Одиночество.

В этом смысле ты всегда одинок -  пожизненно! заключён  в самого себя!

Да, заключён в самого себя, но  "кто сказал, что я одинок!?"

В самого себя? но здесь многолюдно! ...

Во всяком случае "мне тихо", сказал ЛА.

"Мне слишком шумно" сказал бы я, хочу тишины!

Поэтому собеседник  - другой - как раз приводит к "диалогу", где гораздо "тише".

Остальное ускользает. "Там всё воюют", а они беседуют, как "тихо" это! сказал бы я, если диалог действительно  происходит!

Наедине многоголосие  - полифония на  полифонии - это чаще и есть "шум".

Контрапункт ведь это-то  и есть тихо.

Занятная многосмысловая многозначность звука, слова, формы, движения, времени и т.д.

Загадочность такого осознания, вернее, внутриутробно зреющего "взгляда -  ощущения", вначале расплывчатого, туманного, но с самого начала неотвратимого по наличию и бытию своему.

Сгущенность бесконечности - отовсюду. В невероятных ведомых и возможных измерениях, возникновение всё новых и неожиданных.

 

Творчество это некая необходимая  дистанция, заданная каждому обрекшему  себя на этот путь -  на "этакое бытие".

Сойти с неё равнозначно перестать быть.

Сделавший однажды выбор, обречён  пройти её (дистанцию)  до конца.

Финиш, т.е. конец её  не обозначен ни  во времени, ни в пространстве,

она - факт - вас,  ваших собственных биографий.

Есть ли в тебе не загаженные жизненной  повседневностью  струны?

Тлеет ли  в тебе человеко-божье?

Считай, что ты  с сего дня воскрес из мёртвых.

Считай, и торжествуй в себе.

Может быть, я - мост  зримый от тебя -  не-тебя - к тебе, большому единому! 

 

- Я смотрю и вижу!  И нет мне ни дна, ни покрышки!

И сознавая всё "это всё",  я взволнован и чувствую в себе большое дыхание моё,

и слышу, как мощно моё сердце ритмизирует и обнимает доселе необозримое и недоступное человеческое!

"Макро и микро", "поли и моно",  "на пороге" и "постоянно"  и, наконец, открытость - незащищённая  открытость для всех!

... Ощущение  общности и всеобщего, реализация самого Бытия.

- Времяпровождение  - где твое время??

- Оно проходит...  - Нет! Пташкой  пролетаешь ты!

- Нету времени!  Нет места во  времени! Часы и дни - не времяизмерение.

- Ты создаёшь время,  как иные солят  капусту.

Но ... наше время не удаётся солить и консервировать.

Время надо создавать!  А не протягивать членики вдоль календаря.

Бывают времена - временами, и  бывает "Время" и это не одно и то же.  

Незаметное "вчера"  было и сегодня...

Если взглянуть вспять - как скорбно и коротко было то, что сегодня и есть завтра...

Нет ни завтра, ни сегодня, а вчера уже было - уже.

Церковь учит нас, и подготовляет  нас ко смерти,  суля всеобщее воскресение...

А нам нужны те, которые давали бы силы нам быть живыми  среди умерших...

 

Хорошо бы: Возлюби в себе "Бога" Своего и помоги другому - открыть "Бога" Его в себе.

Для моей "цели" -  (мечты ли?) - не важно,  не нужны большие  размеры, точнее, -  необязательны. Главное -  ОРГАНИКА ЦЕЛОГО,  будь оно в 1/4м  или в сотни раз больше. Размер может быть и  помогает  иногда,  словно дверь  ВОЙТИ, но войдя  в картину, в её мир, рамки  по мере вхождения  уходят  прочь - и  чем они больше -  далее и далее,  чем больше вникаешь и начинаешь в (с) НЕЙ  быть.

 

РАЗМЕР это ВХОД. Он редко соответствует происходящему за ним и большею  частью остаётся только размером!

Вообще размер большой и грандиозный - хорошая, даже  прекрасная убедительность.

Но в моём случае  размер создаёт  сам смотрящий (а не наоборот).

Достаточно маленького,  доступного каждому момента, поставить свой  масштаб.

Ну - 1:5, или 1 к бесконечности,  это дело индивидуальное,  и это хорошо.

Хорошо, что легко и доступно, хорошо, что индивидуально.   

Искусствоведы по сути своей - "трупоеды", т.е. анатомы, они не могут анатомировать идущего - только "лежачего". Бывают исключения, но...

У меня был когда-то "Автопортрет Идущего". Он примитивен. Но он как бы некий символ. Моего бытия в живописи.  Все последующие работы, вплоть до сегодняшнего дня, может быть являют  ПРОЦЕСС создать-таки "автопортрет идущего", но на других,  доступных только  живописи уровнях и  возможностях.

Короче - то, что  не доступно искусствоведам, возможно может быть  доступно самому  художнику. "ОНО"  находится в процессе,  "ОНО" идёт и происходит.

"ОНО" - это РОЖДЕНИЕ  и своим происхожденьем одновременно - ПОЗНАНИЕ  СЕБЯ в МИРЕ и главное - МИРА в СЕБЕ.

В этом - один из аспектов  содержания каждой "страницы" той КНИГИ БЫТИЯ,  или ЖИТИЯ,  зафиксированного  в каждой моей работе...

Но вместе с тем каждая  из них - "САМА", т.е. самостоятельна, вмещает  в себя своё бытование, свой целостный замкнутый  ею мир, свои параметры и отсчёты, свою логику и гармонию и т.д.,  свою полифонию и контрапункт.

Сознательно  не называя работы, не приклеивая к ним  какое-либо одно  словесное определение,  я даю им (работам) возможность СВОБОДНО  ДЫШАТЬ  и этим фактом "неназывания"  позволяю ЗРЯЩЕМУ  вступить с ними  в тот специфичный  сокровенный  и интимный ДИАЛОГ - СОУЧАСТИЕ,  который может произойти  в общении именно с живописью, т.е. без  дорожных знаков и  ограничения скорости,  без оглядок на убедительнейших регулировщиков,  как бы они не назывались:  узнаваемый предмет, сюжет,  концепции и как угодно несвойственные живописи,  навязанные или сознательно  взятые художником напрокат...

Зрящий - СОУЧАСТНИК  "произошедше-происходящего"  именно СЕЙЧАС в этот миг в  этой бесконечности "Хронотопа",  когда он весь  во "встрече", в  "удивлении ею" и, наконец,  НАЕДИНЕ с ТЕМ, именно ТЕМ САМИМ СОБОЙ!

Остальное зависит  от него самого.  /октябрь 1980г./

Взаимная вина:  художник - зритель.  Заклятый магически  замкнутый круг:

"Он" делает на  потребу "им",  "они", потребляя,  поощряют  именно создавать  на потребу.

Спрос - предложение. Рынок. Взаимная потреба - создаёт и самообман и  преступление.  И перед искусством,  и перед человеком.

Я самим фактом своим  остаюсь вне рынка.  И вне этой взаимной вины.

Вспомнить историю хотя бы конца-середины 19 века.

Не искусство для искусства ... другое!  

"Незримо-зримые мосты" - ЖИЗНЬ и  ИСКУССТВО - ЦЕЛОЕ.

Это не бред - это реализуется когда-нибудь - сказал оптимист.

Работы есть - зритель будет!

Придёт на выставку  человек,  а уйдёт - ЛИЧНОСТЬ!

Да, но надо, чтобы  этот "пришедший"  уже был почти готов... "ЗАПЕТЬ в СЕБЕ".

/октябрь 1980г./

Изучая (воспринимая) что-либо  "нельзя - невозможно" достаточно  глубоко понять (почувствовать), ощутить объект, не принимая во  внимание момент того,  что он сам (объект) и "я" сам  изменяем ту среду (т.е. качественную  направленность восприятия)  самого смотрящего.

Короче, "Я", воспринимающее что-либо, становится тем самым уже другим в самом себе.  (о зрителе-соучастнике)

Таким образом, творческий процесс,  находясь в хронотопе,  сам Я создает (или изменяет)  постоянно эти хронотопные взаимосвязи - зависимости...

 

Родниковая живопись.  Живопись в её естественном  состоянии,  не замутнённом  "загрязнениями среды"  её происхождения,  ни её обитания.

"Сквозь меня струится  ручей светлый  прямо в океан сонный " ... и т.д.

И чисто стало во мне,  и заполнилось светом всё вокруг, и остался  источник происходящего  неведом, и тайна его  улыбалась мне манящими намёками  и зазывала  в свою даль и находилась она (даль) вокруг меня, и была сама  светом этой тайны.

(31/Х-80, утро)

 Да и свет ли было то...? "Прозрачность"? "Объятия всего со всем".

 

На остаток дней эта юность, омрачённая знанием  пути.  А пути есть пути - "не ходи,  не дерзи, не трогай".

Когда выйдешь туда,  где нет ни тропы,  ни друга-попутчика,  иди молча,  "тропу обожествляя"...

 

Рифмы падают,  ритм нарушается. Остаётся боль, а боль - сплошные  годы - дни.

Солнцеворот. Мы всегда там же откуда уходим.

...На границе отчаяния...  Спрессованное время.

От надежды, уверенности,  молитвы, сомнения, беспомощности, дерзости и прочего... до той самой стены  окрест - безнадёжности  и отчаяния - в последнем  всегда последнем шаге,  последнем  "риске" и поступке,  наконец.

На небе - ХОЛМЕ - рядом  постоянно имеется  ВАКАНТНЫЙ КРЕСТ.

..."Трансгредиентность" Бахтина - удивительно ёмкий термин, если  взять его применительно  к творческому процессу.  Вненаходимость.

Не всегда - никогда - не знаешь "ГДЕ" находишься и "КТО" ты?  и что ты - "неясное  здесь" вправе  тронуть, или  убрать, или добавить.

Ты - посторонний  себе  (иногородний),  и где находится тот, кто посмеет загубить неведомое и ещё распускающееся, своим невежественным, культурно-эрудированным  свинством???!

НИКОГДА  НЕ  ПОЗДНО РОДИТЬСЯ.  /26.ХI-80/

 

Ортодоксального "критерия" искусство не терпит - если оное творчество есть!  У меня в наличии упорно-упрямо-разнокалиберно-доисторически и одновремен­но текучий критерий.

Становления-разрушения от начала процесса до его завершения, от целого к частному - и частное это вдребезги нарушает связи возникшего целого, создавая уже иное совсем целое сызнова бытие наше...  /ноябрь

 

 

Звучание, длинное, и повторяется, назад, к своему звучанию.

"Иду вперёд, иду...", но не могу уйти, и, знаете ли, всегда с вами?  /1980г./

И было  слово  твоего  образа,  и был образ  твоего слова  во мне,

и сила его  была  во всём окрест, и на Том, который всегда  и постоянно -  

который вдоль,  и конца  не было.

Была жуть и веселье общее  было, и сон был общий

и  вокруг  было - Свет, и пошли  остальные  там,

и не оглянулся  никто, откуда шел,

и цель была  завтра,  и ошибки не было в том,

и не  завтра было то,  а было "уже" Это,

на всех нас  было.   9/VI.81 

 

Мироощущеньице странноватое - толи в  пену попал, да?...

а что под тобой -  пучина ли, мель - а? мысль - а? какая-нибудь там...?

И несёмся, несёмся от завтра в сейчас.  Нас связал кто-то  плющем-плющавым!

На один день - многое.

И на изобилии  этого только  день! одно утро  и вечное - вечернее  сегодня.

И кто-то  плачет!!  Зачем это?! было уже.  Течём  - пока дышим.

 

Нить  потерялась,  и потери не закрутить, а там и день пасмурно - жарким  натиском  пожирает  следующий день.

 

История живописи  состоит не из имён -  это история накопления самосознания живописи  и утверждения  каждого шага ее на своём пути.  

Это не просто и не только личностные ароматы, а тернистая дорога к самой себе.  

Бескровным нужны яркие краски.

Жизнь - совершенно /не - зачёркнуто/ обязательная  штука. (ночь с 23 на 24 июля 1981 года)

Ритм мысли.  23.VIII.81

Проснись. И живи. Омой себя  миром. Окунись не раздумывая.

Омывшись, созерцай.  То, что произошло  с тобой.

"Там, где я  никогда не бывал." /к работам - Е.С./

Всепрощающе  скользит взгляд  и молча  вздрагивает  "сам по себе самому"

и, кажется, ему нет конца, а начала (не было и только).

 

Мои работы - Частный случай, и он  взирает  на самое себя  (момент существования),  кое исчезнет,  да и исчезает,  но упрямо длится и хочет быть и быть, и боится, и задает  себе тот же самый, умноженный поколениями, вопрос (+) (-), да и нет, но, находясь  постоянно между  этими прибаутками моторных  привязанностей, снова и потом  ещё бывают  живыми, если можется.

 

Бездна - обрушивается - не испугаться - моя бездна. 6.IХ.81

Наука умереть завтра.

Называется "самосветлость". То ли в тебе освещается "ты",  то ли сам  начинаешь светиться.  (ночь 27.IХ.81)

"Вам этого с собой не унести"  /название к работе - Е.С./

"Празднества"  "Любовь - сама себе поклон" "Там, где были вчера"

Говорю вам: вблизи вы из того, что у меня есть, ничего не увидите и не поймёте.

Для восприятия живописи нужно не просто знание, а самораскрытие.  /ноябрь 1981г./

Я ощущаю в своей и вообще жизни нечто постоянное - то, что другие - никто - не замечают - или не хотят замечать, хотя оно и составляет основу человеческого бытия.

Живопись - способ передавать средствами (своими жёсткими) принципиально не языковое содержание.

Принцип неопределённости. /1982г./

 

Дверь закрыта.

Бьюсь головой и  другими членами об "эту Дверь" - это и есть т. наз. Жизнь.

Голову разбил  и? открывается "Она", открывается!!  Ну и? - Пустота. 

Пустота - она там! 6/8.1982г

 

Мёртвые друзья многоречивые, добрые.

Но я ещё жив! 23/8.82.

Кто сказал, что ты жив?

Ты умер ещё тогда, помнишь? ...

В начале было Слово.  И Слово было  от Бога,   и Слово был Бог.

Первое повторение за ним  была  ЛОЖЬ.

Это первое начало из начал:  вначале была ложь!

Вот он где, дорогой мой А.А. "первородный грех" - ЛОЖЬ! ...

Потом поймешь, ежели ещё не понял.

Мне-то, дураку, сподобилось  познать сие после 50летия.

Вобщем-то, не так уж и поздно

И возникла "ОНА" не от силы "венца природы" -  от ничтожества  и убожества!

А кто посмел не первородничать, тому мука с самого изначала  и до...   

Пустота родит пустоту лишь... 

 

Мои учителя? Своих учителей я не знаю, жизнь моя - ожидание встречи (сретенья) с ними.

Загадочное, случайное, невероятное знакомство, когда я смотрю на порождение мира творений моих.

Когда я ученик у самого себя, тогда я начинаю постигать учителей моих!

Я кланяюсь им из бесконечного далёкого. И снова остаюсь у края, где кончаются тропы учителей моих... над бездной... там пути мои!  /1982г./

 

Период смутный, то есть жизнь. /янв.1983/

 

Отсутствие кого или чего-либо - больше, чем наличие этого, кое не на месте - зато в отсутствии и есть оно намного больше себя самой. Отсутствие = +. 

/31.3.1983г./

 

Жизнь художника - лабиринт: вход есть, когда вошёл,  но выхода из него нет (хорошо это!), а то, что было входом, забыто и затеряно навсегда!  /14.IХ.1983г./

Коли уж вошёл, то и находись там.  (Создавай.) Иди или умри от отчаяния.

"Ты царь - живи один!" /15.IХ.1983г./

 

О творчестве. Единственный способ консервирования индивидуального "бытия" человеческого.  /апрель 1985г./

 

"Другой"

Не потому, что "другой" зол, и примитивен, и беспечен, но  только потому, что он ещё не готов.

Есть многое, куда войти  может только сам человек -  туда нет проводников!

Страх заражает не только  самого человека, он наполняет вокруг него всю атмосферу,  тончайшими вибрациями, каждая  из которых ядовита, и Дух  твой лишён возможности раскрыться.

Медитация - соединение Творца с Творением. Единение с перво­зданной не сотворённой основой бытия.

Способность думать - большой Дар, но способность не думать, находиться в "промежутке" - в молчании -  Дар более замечательный  и более редкий.

Думайте не о словах и не словами - тогда возникает знание - многосмысловое,  многозначное, т. е. полномыслие, освобождённое от груза мёртвых слов, когда  теряются все точки опоры в мире уже сотворенном, и  встречаешься с миром несотворённым, /доселе?/, т. е. с первозданным, и новой гармонией.

Внешнее познание  и внутреннее. Первое  приводит к пессимизму.  Второе - к единению бытия,  величайшей радости. Отсюда формула: "Радость есть особая мудрость".

Осознание через мысли  (не  единственный вид сознания).

Осознание через чувство (тоже)  и, наконец, осознание через  отождествление.

Жизнь единства, жизнь Абсолюта!

Познавая "предмет", мы и не подозреваем, что для него мы тоже выступаем в качестве предмета исследования.  Отсюда уровень нашего познания.

"Владею, потому что отказался" - для интеллекта пустой звук, даже и обскурантизм, возвращение  к дикости.

Цивилизация  это ещё далеко не культура.  Существование - ещё не жизнь!

Прошлое, настоящее и будущее существуют одновременно, одномо­ментно, взаимопроницаемо.  Мы движемся во времени. (?)  (смотри разговор мой с А.А.)

Мысль в отказе в чём-то себе,  в пище например,  выше тех, кто ищет наживы  для себя.

Мудрость не оказывает влияния  из вне. Она не проникает откуда-то в глубины духа.  Она там живёт.  И пробудить  её в себе может толь­ко  сам человек.

Индусская теория перевоплощения:  религия, исповедующая  многобожие, - индуизм,

так и религия без Бога - буддизм.

Что звучит в тебе идёт не от тебя, а через тебя  - сверху.

Новое искусство.

Произведения старого искусства мы воспринимаем отстраненно,  по большей части созерцательно, то есть искусство: в одной плоско­сти, наша жизнь - в другой плоскости - параллельные линии пересе­каются в нашем воображении.  В новом искусстве - пересекаются  на самом деле.

Человек  становится не созерцателем,  а соучастником.

Совместная  медитация, и начинается  некая трансформация  бытия, которая имеет  шансы стать необратимой  (мой театр и кино. Теперь - живопись).

Не надо суетиться, торопиться, отрицать, ссылаться на прошлый опыт, упрямо и запальчиво  отрицать. Может время  твоё ещё не пришло?  В таких случаях ты помочь таким людям ничем не сможешь, так как их глаза ещё не  пробудились и потому  видеть не могут.

Подавай пример человеку действиями своими - жить без догма­та.  

Жить духовно по указке другого - тягчайшее заблуждение.

Не всегда (редко) можно помочь человеку, потому, что в нем самом лежит первое препятствие к помощи.

Проникать в законы вечной духоматерии, главным образом своей интуицией, ибо  логические операции здесь  отступают на далекий план.

Наша цивилизация: "Всё нашли, а человека потеряли".

Чем выше идеал, тем больше псов его облаивают.   /1980-е/ 

 

 


Биография  |  О художнике - его современники: Александр Альтшулер, Валерий кулаков, Ростислав Климов, Геннадий Приходько, Евгения Сорокина  |  Записи 1961-1969   1979-1980-х   Из бесед 1970-1985  |  Выставки  |  Первая персональная выставка  |  Путь художника (работы и фото)  |  Об Этом сайте

Copyright © Е. Сорокина, 2014

Создание и поддержка сайта: avk